Форма входа

Категории раздела

Мои файлы [68]

Поиск

Татьяна Вергун

Создайте свою визитку

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Понедельник, 20.11.2017, 21:46
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Сайт Татьяны Вергун

    Каталог файлов

    Главная » Файлы » Мои файлы

    ИНТЕНТ-АНАЛИЗ
    31.03.2011, 22:47

    4. ИНТЕНТ-АНАЛИЗ

    4.1. Понятие «интенция» и «интент-анализ»

    Современная  лингвистика ставит в центр своего внимания говорящего человека, поэтому такие понятия психологии, как цель, интенция, мотив принадлежат в ней к числу центральных. Не случайно понятие интенциональности не только кладется Дж. Сёрлем в основу различных классификаций речевых актов, но и используется им при выдвижении гипотезы о механизме возникновения человеческого языка. Параметр ведущей, или генеральной, интенции признается одним из оснований классификации типов дискурса. В.И. Карасик вводит параметр цели в схему анализа институциональных типов дискурса [13, с.22].

    Психологические словари определяют понятие «интенция» (от лат. intentio – внимание, стремление) как направленность сознания на тот или иной предмет [34; 17].

    Оксфордский толковый словарь говорит, что интенция – любое желание,  план,  цель,  задача  или убеждение, которые ориентируют на некоторую цель, некоторое конечное состояние (Чаще всего употребляется с коннотацией, что такое стремление  осознано) [29]. Интенция – это намерение человека, интент-анализ – исследование речи, позволяющее узнать это намерение.

    Т.Н. Ушакова утверждает, что речь – это отражение психики человека. У взрослых людей идущий изнутри импульс сохраняет свое значение для осуществления речи, приобретая обычно черты произвольного и целенаправленного действия. Во всех случаях порождения речи действует некоторый общий энергетический вектор: от психического состояния к речеязыковым формам. Для его обозначения удобно пользоваться терминами «интенциональная направленность», «намерение», «интенция». По мнению авторов, проявляемые говорящим субъектом интенции составляют глубинное психологическое содержание его речи. При общении понимание говорящего часто связано с восприятием именно интенционального основания речи. Интенциональность нередко совпадает с целевой направленностью говорящего, что связано с социальной функцией речи, речевым взаимодействием с окружающими и воздействием на них. Данный подход объединяет две содержательные линии: а) характеристику интенциональной направленности сознания человека и б) ее проявление в процессе речи [50, с. 98–109].

    В социологических словарях интент-анализ определяется как исследования речи, позволяющие: реконструировать интенции говорящего по его речи; раскрыть скрытый подтекст выступлений, недоступный при других формах анализа [41; 6].

      При рассмотрении существующих подходов к психологическому анализу текста Е.В. Седых было обнаружено, что ни один из них не стремится к максимально полному раскрытию содержания субъективной семантики, репрезентированной в тексте, сосредотачивая основное внимание лишь на тех или иных его аспектах. Поэтому представляется актуальной задача разработки нового метода, который, учитывая опыт предшествующих исследований, позволил бы максимально полно раскрывать систему субъективных смыслов, выраженных в различных видах повествования (нарративах), в частности, в текстах. Наиболее полно такой задаче соответствует метод интент-анализа, разработанный Н.Д. Ушаковой с коллегами [38].

    По мнению Н.Д. Ушаковой, при психологическом анализе текста недостаточно оставаться на уровне речевой феноменологии, требуется достичь более углубленного понимания, лежащего за внешней речью. Важная часть глубинного психологического содержания речевой продукции содержится в «интенциональном пласте», т.е. в тех намерениях, которые лежат в основе продуцируемой речи, которые обычно лишь косвенно проявляются в произносимых словах. Речь является целенаправленным актом, поскольку в норме мы говорим для того, чтобы достигнуть некоторого заранее представляемого результата,  цели. Таким образом, цель любого высказывания направляет и организует его содержание и внешнее выражение. Однако невозможно представить, что цель сама по себе может обеспечить течение речевого акта без введения дополнительных звеньев, содержащих побудительную силу речевого процесса. Таким звеном, по мнению Н. Д. Ушаковой, является намерение высказать то или иное содержание. В соответствии с существующими определениями, важную характеристику намерения составляет наличие вектора направленности, ее соотнесение именно с целью. Речевое намерение, с одной стороны соотносимо и скоординировано с целью, а с другой стороны, имеет собственные отличительные черты. Оно обладает побудительной силой, организует подбор и реализацию вербального материала. Часто намерение оказывается конкретнее цели [38].

    Итак, интент-анализ – метод исследования психологического содержания текста, который состоит в экспертном оценивании целевой, или интенциональной, направленности речи публичных деятелей, выраженной в конкретном тексте.

    По Т.Н. Ушаковой, под интенциональностью текста понимается вербализация сознательного или подсознательного желания (стремления) выразить свое состояние, отношение, оценку [48].  Интенциональность речи может быть прямолинейной – наивной. Такую интенцию квалифицируют как первичную. Более сложные, завуалировано выраженные интенции, интенции со сложной лексической структурой, квалифицируют как вторичные. Их цель, прежде всего, оказание психологического и информационного воздействия на аудиторию. Особый интерес представляют именно вторичные интенции, и именно по отношению к ним существуют особые сложности в выявлении и оценке. Интенция всегда направлена на некоторый объект и выражается к чему-либо или к кому-либо (человеку или группе людей – включая социально-демографические группы, конфессиональные и этнические объединения, разного рода политические организации, сообщества, в т.ч. государства, и пр.), а также к предмету, явлению, теме, закону и пр.   Интенция проявляется в виде эмоционального отношения или когнитивной оценки. Таким образом, интенция может быть позитивно или негативно окрашенной. Примером негативной интенции может быть порицание, осуждение, негативная оценка, угроза. Примером позитивной интенции может служить одобрение, поощрение, поддержка, положительная оценка.

             Выявление в тексте положительных или отрицательных интенций и их дальнейшая квалификация является способом распознавания (понимания) истинной направленности текста и скрытых (хотя, возможно, и явных) целей автора (как «индивидуального», так и «коллективного»). Практический смысл такого рода анализа очевиден, т.к. скрытая интенциональная направленность текста служит мощным средством воздействия на аудиторию и играет существенную роль в формировании социальных установок. Это – диагностические возможности интент-анализа.

    Есть и другая сторона вопроса. Исследование различных форм проявления речевых (вторичных, сложных) интенций и их последующее применение при конструировании и построении содержательной стороны текста  может быть средством воздействия на аудиторию, и, следовательно, должно быть взято на вооружение для профилактики  социальной напряженности и чувства безысходности через СМИ на государственном уровне. В целом, применение метода интент-анализа имеет отношение к одной из фундаментальных проблем социальной психологии – проблеме социальных представлений, формирующихся в обществе и оказывающих влияние на течение социальных процессов.

    Метод интент-анализа, позволяющий реконструировать интенции говорящего по его речи, стал предметом разработок  психологов. В психологии под интенцией понимается субъективная направленность на некий объект, активность сознания субъекта. Авторы методики доказали, что интент-анализ может применяться не только к исследованию текстов отдельных авторов, но и к коллективному авторству, в рамках которого работают средства массовой информации.

    На основе выделения интенций (намерений) субъекта возможно, анализируя продуцируемую человеком речь, прийти к характеристике содержания его сознания (Т.Н. Ушакова и др.). Процедура интент-анализа предполагает определение психологического содержания текста в терминах модели. Это приводит к постановке вопроса о том, насколько термины, теоретические конструкты, схемы, которыми оперируют эксперты, отражают существующие в обыденном сознании представления о фактах и явлениях, описывающихся в тексте.

    Аудитория интуитивно улавливает мировоззрение, настроение, психологическое состояние автора текста (или референтов, консультантов, разрабатывающих текст  для достижения поставленных целей, оказания воздействия на аудиторию). Адресаты интерпретируют содержание текста, исходя из собственных установок, жизненного опыта, влияния предшествующих текстов, поэтому реакция аудитории достаточно часто бывает неожиданной, непредсказуемой для автора [19].

    4.2. Речь как текст. Психологическое содержание речи

    Под текстом мы понимаем продукт речемыслительной деятельности. По И.Р.Гальперину, текст рассматривается как готовый, законченный продукт, подвергшийся определенной обработке.

    Л.С. Выготский не склонен отождествлять мышление с внешней речью. Напротив, он утверждал, что «течение и движение мысли не совпадают прямо и непосредственно с развертыванием речи. Единицы мысли и речи не совпадают. Один и другой процессы обнаруживают единство, но не тождество» [5, с. 157].

    Ушакова в работе «Понятие языкового сознания и структура рече-мысле-языковой системы» [49, с. 16-17] предлагает модель рече-мысле-языкового механизма: «На сегодняшний день из всех известных мне наиболее удобна для использования предложенная нами модель, представленная на Рисунке 1.

    Обозначение элементов механизма дано на поле рисунка. Стрелками обозначены их функциональные связи. Характеристика блоков и их взаимосвязей даны на основании полученных в наших работах (Т.Н. Ушаковой и коллегами) эмпирических данных, а также отчасти на основании общеизвестных жизненных фактов.

    По рисунку можно выделить три качественно различных совокупности функциональных блоков, расположенных на рисунке по вертикалям: а) периферические блоки восприятия речевой информации и артикулирования производимых речевых звучаний (левая часть схемы); б) собственно языковые структуры, обеспечивающие хранение лексической информации и грамматических операций - слов, их морфемных элементов, межсловесных связей, стереотипов динамических образований (грамматики предложений), последовательных совокупностей предложений (текстов); соответствующие структура помещены на центральной вертикали схемы; в) неязыковые структуры, наиболее тесным образом связанные со смысловым содержанием речи (правая часть схемы), блоки: кумулятивно-мотивационный, когнитивно-интеллекутальных операций, репрезентаций непосредственных впечатлений, психологических состояний, личностных особенностей.

    Опираясь на данные психологических исследований, можно считать, что блоки последней группы в наибольшей мере являются "носителями сознания”. С помощь когнитивно-интеллектуальных операций осуществляются процессы рефлексии, восприятия, внимания, памяти, других когнитивных форм. На них влияют психологические состояния субъекта, воспринимаемые внешние впечатления. Важным элементом надо признать действие кумулятивно-побудительного блока, связанного с мотивациями, намерениями и конкретно речевыми интенциями говорящего человека».

    В интенциях говорящего обнаруживают разные виды его отношения к внеязыковой действительности, в том числе и к адресату, партнеру по речевому акту, что подытожено следующей таблицей [12]:

    Таблица 4.2.1.

     

    Коммуникативные регистры речи

    Коммуникативные интенции говорящего по отношению к внеязыковой действительности

    1.

    Репродуктивный (изобразительный)

    Воспроизвести в речи наблюдаемое

    2.

    Информативный

    Сообщить говорящему об известном или осмысляемом

    3.

    Генеритивный

    Сообщить известную информацию, соотнеся с жизненным опытом и универсальным знанием

    4.

    Волюнтивный

    Побудить адресата к действию, внести изменения в фрагмент действительности

    5.

    Реактивный

    Выразить оценочную реакцию на ситуацию

     

    4.3. Коммуникативная личность

    Любое действие человека, в том числе и речевой акт, берет начало в его сознании, в его намерениях, желаниях, чаяниях и т.п.

    Речевой акт заключается в произнесении говорящим высказывания, адресованного слушающему в определенной обстановке и с конкретной целью. То есть, в результате совершения речевого акта говорящий влияет на слушающего в плане изменения его мнения, ментального или психического состояния, побуждения к действию и т.д. Сам этот посредник между отправителем сообщения и его целью, речевой акт, распадается на три-четыре составляющие:

    - акт произнесения (локуция),

    - акт указания и предицирования (пропозиция),

    - акт придания высказыванию коммуникативной (иллокутивной) силы: приказание, обещание, утверждение, вопрос и т.п.,

    - далее выделяется перлокуция: эффект, оказываемый на адресата.

    Хотя в реальном высказывании все эти акспекты слиты воедино, все же их можно выделить в результате анализа и наблюдения: различным иллокутивным актам может соответствовать один и тот же пропозициональный акт (Он идет в баню. Идет ли он в баню? Шел бы он в баню!); различным локутивным актам могут соотвествовать один и тот же пропозициональный и иллокутивный акт (Обещаю хорошо учиться. Даю обещание быть примерным учеником).

    Иллокутивные акты являются частью языка вообще, а не только конкретных языков. По своей иллокутивной силе выделяются пять категорий иллокутивных актов:

    - ассертивы (утверждать, отрицать, отвечать, возражать и т.п.),

    - директивы (попросить, приказать, скомандовать, умолять, разрешить, пригласить, посоветовать),

    - комиссивы (обещать, давать зарок, обет, клятву, слово; ручаться, принять план действий),

    - экпрессивы (благодарить, поздравлять, извиняться, соболезновать),

    - декларации (давать имя, крестить, объявлять мужем и женой, издавать указ, подавать в отставку).

    В дальнейшем некоторые исследователи заметили, что речевые акты не существуют сами по себе, а соединяются в соседних высказываниях, в тексте. Можно даже говорить о едином текстовом акте, соотнесенном с общей стратегией текста, связанном с доминантной целью, интенцией данного текста. Такую общую или доминантную цель иногда называют прагматическим фокусом текстового акта [15, с. 130-131]. Например, предвыборный рекламный текст (вербальный и невербальный его компоненты) может выполнять различные функции, сочетая в себе ассертивы (информация о кандидате, в том числе и изображение), комиссивы (план действий), экпрессивы (восхищение перспективами или же откровенное возмущение по поводу дркгого кандидата) и другие речевые акты. При этом прагматическим фокусом является директив: Выбери меня!

    Часто в предвыборном политическом дискурсе директив Отдай мне власть фактически притворяется ассертивом (описание всем известного положения дел в негативном плане) или комиссивом (предвыборные обещания в виде программы, которую почти никогда нельзя выполнить). Информативная функция в данном случае также, в реальности, минимальна. Предвыборная коммуникация фактически преследует цели объединения социальных групп, признающих тот или иной авторитет у власти. Единственной целью политического дискурса, таким образом,  является достижение власти (символический капитал), а основной целью рекламного дискурса – получение прибыли (экономический капитал).

    Итак, как мы уже заметили, поведение коммуникантов в процессе общения преследует определенные цели. Для достижения коммуникативных целей мы пользуемся определенными приемами, которые (в зависимости от уровня рассмотрения) называют коммуникативными стратегиями, коммуникативными тактиками и коммуникативными навыками.

    Коммуникативной целью будем называть (вслед за Е.В. Клюевым) стратегический результут, на который направлен коммуникатиный акт.  Объявить импичмент, подать на развод – это ключевые речевые составляющие коммуникативного  поведения в данной ситуации, реализующие ту или иную коммуникативную интенцию, то есть намерение индивида-коммуниканта (или корпоративного коммуниканта, представляющего как индивид, напр., политическая партия) осуществить то или иное действие через коммуникативный акт или с его помощью.

    Коммуникативные цели и интенции осуществляются не вакууме, а в среде интенций и целей других коммуникантов, поэтому между словом и делом всегда – пропасть.

    Е.В. Клюев предлагает следующую схему, позволяющую понять соотношение элементов стратегии и тактики в коммуникативном процессе: «Используя коммуникативную компетенцию, говорящий ставит перед собой коммуникативную цель (определяя или не определяя коммуникативную перспективу. То есть возможность вызвать желяемые последствия в реальности) и, следуя определенной коммуникативной интенции, вырабатывает коммуникативную стратегию, которая преобразуется, или преобразуется неуспешно) как совокупность коммуникативных намерений (задач), пополняя коммуникативный опыт говорящего.

    Коммуникативная тактика

    Коммуникативный опыт имеет непосредственное отношение к формированию коммуникативной личности. Значения слов разнятся как память о прошлых контекстах и результатах их употреблений – так и коммуникативный опыт понимается как совокупность представлений об успешных и неуспешных коммуникативных тактиках, ведущих или не ведущих к реализации соответствующих коммуникативных стратегий.

    Анализ коммуникативного поведения, в зависимости от его задач, может включать различные аспекты и параметры. В книге Г.Г. Почепцова, например, анализируется коммуникативное поведение политических лидеров и при этом проводится психологический анализ (мотивы, представления, познавательный стиль, темперамент и межличностные характеристики), мотивационный анализ (стремление к достижению результатов, установление близких отношений, получение и осуществление власти, корреляция мотивов с поведением), когнитивный и операционный анализ (система и структура взглядов, модель реальности и более конкретное ее воплощение в предпочтениях и действиях коммуникативной личности), нарративный анализ (здесь в модель вводится понятие последовательности коммуникативных действий; коммуникация рассматривается как текстовое событие), бинарный  контент-анализ (анализ высказываний, дискурса по принципу +/-), ролевой анализ (роли политических деятелей).

    Коммуникативная личность – совокупность разноуровневых характеристик коммуникативного поведения отдельного коммуниканта или типа коммуникантов.

    Воспользуемся трехуровневой моделью языковой личности Ю.Н. Караулова.  Для коммуникативной личности также выделимы три уровня:

    1) уровень кода (лексикон, запас слов и знаков иных кодов, умение их использовать, в т.ч. ошибки, т.е. вербальный опыт);

    2) когнитивный уровень (личностная картина мира, система ценностей, излюбленные обороты речи, т.е. познавательный и социальный опыт);

    3) прагматико-мотивационный уровень (намерения коммуниканта, коммуникативные установки, коммуникативные способности, т.е. ситуативный опыт).

    Соответственно уровням выделяются три параметра коммуникативной личности: функциональный, когнитивный и мотивационный. Основной и исходный – мотивационный. Коммуникативная способность, умения, навыки, коммуникативный стиль, коммуникативная компетенция, коммуникабельность, харизма.

    Фундаментальным свойством коммуникативной личности является ее способность к самоосознанию себя как отдельной личности, способность к проведению границы (по преимуществу семиотической). Существенную роль в проведении границы и собирании пучка характерных особенностей коммуникативной личности под одной эгидой играет имя личности, либо типа или вида личностей, либо сообщества: антропоним, имя группы, этноним.

    Коммуникативная личность – содержание, центр и единство коммуникативных актов, направленных на другие коммуникативные личности, коммуникативный деятель. Помимо индивидуального коммуниканта, коммуникативной личностью называют также тип коммуникантов, типичную коммуникативную какой-либо социальной группы (фамильная личность) [15, с. 184].

    Коммуникативная личность неоднородна, может включать различные роли (или голоса), при этом сохраняя свою идентичность. Определяющими параметрами для коммуникативной личности являются три типа: мотивационный, когнитивный и функциональный.

    На основе коммуникативной потребности формируется коммуникативная установка, которая преследуется коммуникативной личностью на протяжении определенного отрезка коммуникативной деятельности (варьируются средства коммуникации и тактика).

    В зависимости от способа использования своего коммуникативного потенциала личность может быть отнесена к тому или иному типу.

    О.Я.Гойхман и Т.М. Надеина [7, с. 152] дают психологическую классификацию коммуникативной личности:

    - доминантный коммуникант,

    - мобильный,

    - ригидный,

    - интровертный.

    Ю.В. Рождественский [36, с. 230-231] выделяет типы языковой личности в зависимости от сфер словесности. Для всех видов устной словесности создатель речи совпадает с языковой личностью – индивидуальным речедеятелем. В письменной речи также совпадает с индивидом (кроме документов). В документах создатель речи может быть коллегиальным,  и кооперативным.

    При характеристике политического деятеля как языковой личности будет особо учитываться такое его качество, как толерантность. Предварительные результаты исследования этого понятия показали, что слово «толерантность» в современном русском языковом сознании оказывается многозначным. Оно понимается как [25, с. 15]:

    1) высокое душевное качество, способность личности без внутренней агрессии воспринимать другого, имеющего иные / противоположные ценностные установки;

    2) терпимое, лояльное отношение к другому, сознательно признающее право его существования; терпимое отношение к убеждениям, мнениям и верованиям другого;

    3) поведение человека в ситуации конфликта, подчинённое стремлению достичь взаимного понимания и согласования разных установок, не прибегая к насилию, к подавлению человеческого достоинства, а используя гуманитарные возможности. Данное понимание позволяет определить толерантность, во-первых, как психологический феномен (душевное качество); во-вторых, как социальный феномен (отношения между личностями); в-третьих, как коммуникативный феномен (поведение личности). Толерантность многофункциональна, и поэтому её рассмотрение с политических позиций вполне закономерно.

    С другой стороны, характеристику когнитивно-речевых стратегий говорящего. В политическом дискурсе языковую личность также характеризуют коммуникативные стратегии. Коммуникативные стратегии являются важной характеристикой поведения языковой личности. Стратегии общения представляют собой «цепочку решений говорящего, его выбор определённых коммуникативных действий и языковых средств», либо «реализацию набора целей в структуре общения» [20, с. 37]. Стратегии общения прямо соотносятся с интенциями коммуникантов: если интенции носят глобальный характер, то имеются в виду собственно стратегии дискурса, внутренне присущие ему. Если же речь идёт о достижении частных целей в рамках того или иного жанра определённого типа дискурса, то говорят либо о локальных стратегиях, либо о коммуникативных тактиках.

    Перечислим некоторые когнитивно-речевые стратегии, используемые политическими деятелями [9]: обобщение; приведение примера; поправка; усиление; (очевидные) уступки; повтор; контраст; смягчение; сдвиг; уклонение; пресуппозиция, импликация, предположение, косвенный речевой акт.

    1. Обобщение. Ход, используемый для того, чтобы показать, что (негативная) информация, только что приведенная или имеющая быть приведенной, например, в случае из жизни, не просто "случайна" или "исключительна"; тем самым подкрепляется возможное общее мнение. Типовые выражения: "И так всегда", "С этим сталкиваешься на каждом шагу", "Это без конца повторяется".

    2. Приведение примера. Конверсный ход, показывающий, что общее мнение не просто "надумано", но основано на конкретных фактах (опыте). Типовые выражения: "Вот, например", "Например, на прошлой неделе", "Возьмите нашего политика. Он…".

    3. Поправка. Это формульная или риторическая стратегия (часто лексическая). Контроль над индивидуальной речью порождает предположение, что некоторая формулировка либо референциально "ложна", либо может привести к нежелательной интерпретации и оценке слушающим глубинных импликаций или ассоциаций. Такой ход обычно является частью стратегии общей семантической адекватности или стратегии положительной самопрезентации.

    4. Усиление. Формульная стратегия, нацеленная на лучший или более эффективный контроль над вниманием слушающего ("привлечение внимания"), на улучшение структурной организации релевантной информации (например, негативных предикатов) или на подчеркивание субъективной макроинформации. Типовые выражения: "Это ужасно, что... позор, что…".

    5. (Очевидные) уступки. Ход, дающий возможность для условного обобщения даже в случае привлечения противоречащих примеров, либо позволяющий продемонстрировать реальную или воображаемую терпимость и сочувствие, то есть составляющие части стратегии положительной самопрезентации. Типовые выражения: "Среди них попадаются и хорошие люди", "Не стоит обобщать, но...", "Политики тоже могут так поступать" (что является также сравнением).

    6. Повтор. Формульный ход, функции которого близки к усилению: привлечение внимания, структурирование информации, подчеркивание субъективных оценок, более значительных тем и т.д.

    7. Контраст. Ход, имеющий несколько когнитивных функций. Риторическую: привлечение внимания к участникам отношения контраста (структурирование информации). Семантическую: подчеркивание положительных и отрицательных оценок людей, их действий или свойств - часто путем противопоставления МЫ-группы и ОНИ-группы (типичный пример: "Нам приходилось долгие годы трудиться, а они получают пособие и ничего не делают", "Нам пришлось многие годы ждать новой квартиры, а они получают квартиру сразу же, как только приедут") - и все ситуации, где прослеживается конфликт интересов.

    8. Смягчение. Этот ход в общем случае обслуживает стратегию самопрезентации, демонстрируя понимание и терпимость, а также, по-видимому, "аннулирование" оценки или обобщения, которые не могут быть обоснованы. С его помощью предполагается блокировать отрицательные выводы.

    9. Сдвиг. Этот ход типичен для положительной самопрезентации. Типичный пример: "Мне-то, в общем, все равно, но другие депутаты в нашей фракции возмущаются".

    10. Уклонение. В действительности это набор различных ходов, включенных в более общую стратегию уклонения. С когнитивной точки зрения уклонение от разговора или от темы может означать, что (1) релевантная информация об этнических меньшинствах (других социальных группах – прим.) в модели отсутствует или является неполной, (2) из модели можно извлечь только нерелевантную, не пригодную для передачи информацию и (3) из памяти можно извлечь только негативный опыт, а, следовательно, и мнения, но они блокируются общим принципом, запрещающим плохо отзываться о других людях или других группах людей. Типовые выражения: "Не знаю", "Я с ними не общаюсь", "Мне все равно, что они делают", "У меня нет времени...".

    11. Пресуппозиция, импликация, предположение, косвенный речевой акт. Это семантические и прагматические ходы, позволяющие говорящему избежать формулирования некоторых частных суждений, а именно отрицательных замечаний или оценок, или перевести их в русло более общих, общепризнанных знаний или мнений, за которые говорящий не несет ответственности. Некоторые типовые показатели - обычные маркеры пресуппозиции (например, местоимения, определенные артикли, придаточные с союзом «что» при некоторых глаголах, специальные частицы и наречия, такие, как «даже», «также» и т.п.), использование 2-го лица для более абстрагированной или общей референции ("все время с этим сталкиваешься"), расплывчатые выражения ("и тому подобные вещи"), незаконченные предложения и случаи из жизни и т.д.

    Таким образом, вышеперечисленные аспекты, в частности, характеристика политического деятеля // толерантность и характеристика его коммуникативно – когнитивных стратегий представляют собой ничто иное, как реализацию интенции самого говорящего в политическом дискурсе и, в значительной степени, характеризуют его как языковую личность [54, с. 150].

    4.4. Понятие «подтекст»

    Подтекст – результат межуровневых связей, соединения эксплицитной и имплицитной информации. С точки зрения восприятия подтекст – следствие смыслообразующей деятельности человеческого сознания. Природа подтекста – когнитивно-языковая. «Схватывание» мысли, реализованной в тексте, ведет к пониманию как овладению авторским кодом [40, с. 165].

     Подтекст обнаруживается в соотношении элементов текста, т.е. композиции. Разные композиционные типы – разные способы формирования подтекста, через композицию эти способы могут быть классифицированы [40, с. 137].

    Если рассматривать подтекст как сознательно или бессознательно создаваемую говорящим часть семантической структуры текста, доступную восприятию в результате особой аналитической процедуры, предполагающей переработку эксплицитной информации и вывод на ее основе дополнительной информации, можно выделить следующие характеристики подтекста, реализующие категории текста:

    1. Подтекст несет информацию, а значит, связан с такой категорией текста, как информативность.

     2. Подтекст не может быть обнаружен в результате стандартных аналитических процедур, при помощи которых выявляется эксплицитная информация, заложенная в тексте, а значит, связан с категорией эксплицитности\имплицитности.

    3. Подтекст может возникать как спонтанно, так и в результате сознательных действий говорящего (так же как может восприниматься осознанно или неосознанно), а значит, связан с категорией интенциональности. Названные категории - информативность, эксплицитность \ имплицитность, интенциональность - вероятно, не исчерпывают характеристики подтекста.

    Что же касается категории интенциональности, то она, прежде всего, реализуется во множестве возможных речевых задач, благодаря чему можно различать, например, подтекст информирующий, побуждающий и проч.; эта категория может реализоваться и в признаках "спонтанность \ подготовленность", различая подтекст неосознанный и осознанный.

     Особо следует рассмотреть вопрос о связи между категорией интенциональности и фигурами коммуникантов. Обычно под интенцией подразумевается намерение говорящего, и это совершенно естественно. Слушающий в таком случае выступает не как носитель интенции, а как ее объект (или условие и т.д.). Однако в ряде случаев слушающий, восприняв высказывание, интерпретирует его не так, как этого хотел бы говорящий; такие случаи рассматриваются как примеры коммуникативной неудачи, происходящей в силу коммуникативной некомпетентности одного из участников общения. Однако этот факт может восприниматься и иначе, как проявление конфликта между речевыми интенциями говорящего (например, намерением сообщить информацию) и слушающего (например, намерением не воспринять эту информацию). Иными словами, адресат тоже может рассматриваться как носитель определенных установок, намерений, интенций, иногда способствующих, а иногда и мешающих коммуникации. Возможно, к интенциям слушающего определение "речевая" неприменимо, и правильнее говорить о коммуникативной интенции. Введение понятия коммуникативной интенции позволяет снять противоречие между позициями, согласно которым подтекст создается только говорящим (точка зрения И.Р. Гальперина, М.Н. Кожиной, Т.И. Сильман и проч.) или только слушающим (точка зрения К.А. Долинина).

    Поскольку и говорящий, и слушающий реализуют в процессе общения свои коммуникативные интенции, они могут быть в равной степени ответственны за порождение и восприятие всех аспектов семантической и, особенно, прагматической структур текста.

    Подтекст может описываться при помощи различных категорий текста, среди которых основными следует считать информативность, способ выражения и интенциональность. Данные категории реализуются в конкретных текстах в форме различных признаков текста и \ или подтекста, полный список которых следует выявить в результате специального исследования разновидностей подтекста.

    В различных работах, посвященных описанию подтекста, называются разные средства его выражения. Среди них - многозначные слова (точнее, их контекстуальные, выходящие за рамки узуса значения); дейктические слова; частицы; диминутивные морфемы; восклицания; различные виды повторов; парцелляция; нарушение логической последовательности; паузы и т.д. Общим для этой совокупности средств является то, что все они могут рассматриваться как дополнительные, необязательные элементы текста, лишь надстраивающиеся над "коммуникативным минимумом" текста, то есть средствами, обеспечивающими передачу основной, эксплицитной информации. Это естественно, поскольку наличие в тексте имплицируемой информации требует дополнительной маркированности и не может быть обозначено средствами, входящими в "коммуникативный минимум". Но это последнее утверждение нуждается в некотором уточнении. Не следует представлять дело так, будто существуют некие средства, регулярно используемые в качестве знаков, выражающих основную, эксплицитную информацию, и средства, основная функция которых - выражение информации имплицитной. Фактически все средства выражения эксплицитной информации могут быть использованы для выражения подтекстовой информации, однако для этого они должны быть дополнительно маркированы.

    Соответственно, приведенный выше список средств выражения подтекста может быть разделен на две части: собственно языковые средства, обладающие способностью выражать оба вида информации, и приемы их использования, являющиеся средством дополнительного маркирования, "переключения" их с функции выражения основной информации на функцию выражения дополнительной информации. К первой части могут быть отнесены диминутивные морфемы, многозначные слова, дейктические слова, частицы, повтор как средство создания связности текста. Но этот список не завершен - фактически любое языковое средство может быть включено в этот список. Поэтому относить составление этого списка к необходимым задачам, стоящим перед лингвистикой текста, бессмысленно. Куда более существенной представляется задача выяснения второй части списка - средств дополнительной маркировки языковых средств.

    Первая группа таких средств - нарушение стандартного функционирования языковых средств. К этой группе относятся парцелляция, эллипсис, умолчание, нарушение синтаксического или логического порядка расположения компонентов высказывания. Это - нарушения, ведущие к разрушению определенных текстовых структур; соответственно они характерны для маркированных синтаксических (в широком смысле слова) средств выражения.

    Другая группа нарушений - использование отдельных единиц текста в нестандартных позициях - более типично для лексических (нарушения сочетаемости слов) и морфологических (неоправданное использование определенных артиклей и т.д.) средств. Однако и весь текст может выступать как единица, неадекватная речевой ситуации, а значит, в некотором смысле как единица, употребленная в нестандартной позиции. Вторая группа способов дополнительной маркировки текста - использование их хоть и без видимых нарушений узуальных норм, но с коммуникативной избыточностью. Иными словами, если средство употреблено правильно, с точки зрения "коммуникативного минимума" оно должно быть употреблено определенное количество раз. Увеличение этого числа создает маркированность. К этой группе способов относятся различные виды повторов; неадекватно большие паузы также могут рассматриваться как проявление коммуникативной избыточности (в таком случае они трактуются как повторение паузы). Данное описание средств выражения подтекста не может претендовать на звание исчерпывающего. Однако оно представляется удобным вариантом упорядочения той накопленной информации о маркерах подтекста, которая содержится в лингвистических, литературоведческих, театроведческих и психологических исследованиях.

             Итак, средствами выражения имплицитной информации являются не столько языковые средства, выражающие эксплицитную информацию, сколько дополнительные способы маркировки этих средств, "переключающих" их с основной на дополнительные функции. Основные типы этих маркеров вторичного функционирования - нарушение стандартного функционирования языковых единиц и избыточное использование этих единиц.

    Категория: Мои файлы | Добавил: Вергун-ТВ | Теги: психологический анализ, интент-анализ, анализ СМИ, интенции, социолингвистический анализ
    Просмотров: 11640 | Загрузок: 0 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 3.7/3
    Всего комментариев: 1
    1  
    очень интересно, спасибо

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]