Форма входа

Категории раздела

Мои файлы [68]

Поиск

Татьяна Вергун

Создайте свою визитку

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Четверг, 19.10.2017, 21:08
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Сайт Татьяны Вергун

    Каталог файлов

    Главная » Файлы » Мои файлы

    ТЕКСТ КАК ОБЪЕКТ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
    01.03.2011, 00:34

    При определении понятия «текст» обнаруживаются различные подходы и методы изучения этого феномена. Понятие «текст» часто включается в термины лингвистического плана – грамматика текста, стилистика текста, синтаксис текста, лингвистика текста. Однако именно в языкознании понятие «текст» не получило еще четкого определения. Видимо, свести это понятие только к категориям языкового плана невозможно – из-за его многоаспектности. Следовательно, если учесть, что феномен текста заключается в его многоаспектности, то можно допустить и различные его определения.

    Текст определяют как информационное пространство, как речевое произведение, как знаковую последовательность и т.п. Так, в семиотике под текстом понимается осмысленная последовательность любых знаков, любая форма коммуникации, в том числе обряд, танец, ритуал и т.п. В филологии, в частности языкознании, под текстом понимается последовательность вербальных (словесных) знаков. Поскольку текст несет некий смысл, то он изначально коммуникативен и представляется как единица коммуникативная.

             Само слово «текст» (лат. textus) означает ткань, сплетение, соединение. Поэтому важно установить и то, что соединяется, и то, как и зачем соединяется. В любом случае текст представляет собой объединенную по смыслу последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связанность и цельность. Такая последовательность знаков признается коммуникативной единицей высшего уровня, поскольку она обладает качеством смысловой завершенности как цельное литературное произведение, т.е. законченное информационное и структурное целое. Причем целое – это нечто другое,  нежели сумма частей,  целое всегда имеет функциональную структуру, а части целого выполняют свои роли в этой структуре.

             Текст может быть письменным и устным по форме своего воспроизведения. Та и другая форма требует своей «текстуальности» – внешней связанности, внутренней осмысленности, направленности на восприятие.

    Понятие «текст» может быть применено не только по отношению к цельному литературно оформленному произведению, но и к его части, достаточно самостоятельной с точки зрения микротемы и языкового оформления. Так, можно говорить о тексте главы, раздела, параграфа; тексте введения, заключения и т.п. [4, с. 6].

                Л.Н. Синельникова в статье «Теория текста: аксиомы и версии» рассматривает описанные наукой признаки текста и его новые категории, актуализированные в последние годы гуманитарными дисциплинами: целостность, цельность, связность, интегративность, информативность, континуальность, членимость, антропоцентричность, эмотивность, модальность, интертекстуальность, интерактивность [40, с.162].

    Целостность и связность – эти, по существу, основные, конструктивные признаки текста – отражают содержательную и структурную сущность текста.

    «Текст – многоуровневая (!) система связей. Приемы связности многочисленны и многобразны» [40, с.162]. При этом исследователи, в частности, различают локальную связность и глобальную связность. Локальная связность – это связность линейных последовательностей (высказываний, межфразовых единств). Глобальная связность – это то, что обеспечивает единство текста как смыслового целого, его внутреннюю цельность.

         Локальная связность определяется межфразовыми синтаксическими связями (вводно-модальными и местоименными словами, видовременными формами глаголов, лексическими повторами, порядком слов, союзами и др.).

         Глобальная связность (она приводит к содержательной целостности текста) проявляется через ключевые слова, тематически и концептуально объединяющие текст в целом или его фрагменты. Связность текста проявляется через внешние структурные показатели, через формальную зависимость компонентов текста. Целостность же текста усматривается в связи тематической, концептуальной, модальной. Значит – понятие целостности текста ведет к его содержательной и коммуникативной организации, а понятие связности – к форме, структурной организации [4, с. 7].

    «Интегративность – процесс создания цельности через взаимодействие (включенность) в тексте не только слов, но и блоков, композиционных сегментов текста» [40, с.164].  

             Главная, общая цель создания текста (любого) – сообщение информации. Любой текст заключает в себе какую-либо информацию. Общее количество информации, содержащейся в тексте, – это его информационная насыщенность.

             Однако ценностью обладает, прежде всего, новая информация, полезная, т.е. прагматическая, именно она является показателем информативности текста. Информационная насыщенность текста – абсолютный показатель качества текста, а информативность – относительный, поскольку степень информативности сообщения зависит от потенциального читателя. «Задача передать информацию инициирует создание текста («от мысли к тексту»). Объем информации, ее характер, способ представленности выявляется в семантике текста («от теста к мысли»). Информативность как текстовая категория соотносима с когнитивными признаками текста» [40, с.164].  

         По своему характеру информация подразделяется на фактуальную, концептуальную, прагматическую. Фактуальная информация – это сведения о внеязыковой действительности – предмете или ситуации, с которыми соотносится языковое высказывание. Концептуальная информация – способ отражения объекта или ситуации в сознании говорящего. Прагматическая информация – закрепленное в языковом выражении отношение говорящего к действительности, к содержанию сообщения, к адресату.

         Эти виды информации отдельно или совокупно содержатся в разных видах текста. Например, фактологическая, теоретическая и гипотетическая информации характеризуют, прежде всего, тексты научные; фактологическая и эстетическая – тексты художественные; методическая – тексты учебные; тексты публицистические и газетные (синкретичные по своей сути) рассчитаны на два вида человеческой деятельности – познавательную и ценностно-ориентационную и потому совмещают в себе разные виды информации – фактологическую, оценочно-эмоциональную.

         Тексты констатирующего типа раскрывают признаки, свойства, качества объектов, ход эксперимента, признаки в фазисных переходах (описание); отражают динамику событий, процессов (повествование). Тексты аргументирующего типа представляют информацию в виде определения или объяснения, доказательства, собственно рассуждения и умозаключения (рассуждение). Такой текст отражает движение мысли с указанием на причинно-следственные связи и условно-временные отношения, с использованием разных логических операций. Причем основные способы изложения (содержательно разные) могут использоваться в разных текстах.

     Таким образом, функционально-смысловой тип речи – это своего рода модель коммуникации. И при определении механизмов образования текста, прежде всего, избирается сама модель коммуникации, т.е. учитываются конструктивные признаки речевого акта, совокупность которых и формирует модель.

    К конструктивным признакам относятся:

    1) коммуникативная целеустановка;

    2) предмет (содержание) коммуникации;

    3) признаки ситуации, в пределах которой осуществляется коммуникация;

    4) социальная характеристика участников коммуникации.

     

    Совокупность этих признаков и создает систему речевых ситуаций, а тип речевой ситуации определяет конкретную модель коммуникации (сообщения). В рамках каждого типа речевой ситуации формируются достаточно стандартные формы реализации их в тексте. Рождается стереотипичность речевого поведения, которая отражается на нормах (жестких или менее жестких, свободных) речевой организации текста. Текст соответственно приобретает ту форму, которая помогает ему выполнить данную коммуникативную задачу. При этом, чем более стандартен текст, тем ярче выявляются его признаки, тем более предсказуемой оказывается его форма. Следовательно, цель, намерение (авторская интенция) определяют тип изложения в тексте, несущем определенную информацию, а тип текста – функционально-смысловой тип речи, т. е. речевую форму.

    Таким образом, текст реализует определенную коммуникативную интенцию (намерение, задачу):

    1) сообщить, констатировать (описание);

    2) рассказать, изобразить (повествование);

    3) сравнить, резюмировать, обобщить (определение, объяснение);

    4) обосновать, доказать, опровергнуть, разоблачить (аргументация, рассуждение);

    5) побудить, просить, приказать (инструктаж).

     

    Учитывая данные целеустановки текста, можно сделать (обобщенно и условно) выводы о преобладающем способе изложения содержания в целом по тексту или по его фрагменту, виду текста, жанру; даже виду науки (например, в математике – рассуждение, в ботанике – описание, в истории – повествование). Речь идет, конечно, только о преобладающем способе изложения, и это не исключает сочетания разных способов в любых текстах. Надо иметь в виду и различия в проявлениях этих способов в текстах монологических и диалогических [4:103].

    Чтобы дать адекватное описание речевой структуры текста, необходим учет разноаспектных критериев – экстра и интралингвистических.

    Прежде всего, текстообразование реагирует на виды содержательной информации. В зависимости от этого избирается и способ изложения. Описательный контекст обычно привязан к лицу, месту, обстановке, условиям, в которых протекает действие; повествовательный контекст развертывается во времени и пространстве. Авторские рассуждения сопровождают части текста, передающие концептуальную информацию, и выражаются в виде суждений, умозаключений, философских и психологических обобщений, в форме заключений и выводов.

    Сменность видов контекста, их взаимосвязанность и взаимозависимость, ориентирующиеся на прагматические установки текста и автора, определяют общую композиционно-речевую структуру текста.

    В модели автор-текст-адресат заложена антропоцентричность текста. Моделируя читателя (актуального или гипотетического), автор выбирает языковые средства, приближенные к сознанию читателя с тем, что быть услышанным и понятым. По Ю.Н.Караулову, за каждым текстом «стоит» языковая личность, которую можно рассматривать как структуру, состоящую из трех взаимосвязанных уровней:

    1) вербально-семантического, предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя — традиционное описание формальных средств выражения определенных значений;

    2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную "картину мира", отражающую иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания — к знанию, сознанию, процессам познания человека;

    3) прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциональности. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире [14, с.3-8].

    «С антропоцентричностью связана эмотивность текста – эмоциональная окрашенность содержания, способная управлять чувствами читателя, вызывать его сопереживание. Эмотивность – составная часть модальности как текстовой категории. Заданная модальность способствует сближению адресата и адресанта» [40, с.166].

    При исследовании интертекстуальности  на первый план выступает коммуникативный аспект текста, то есть то, каким образом адресант, совершая интертекстуальный акт, аппелирует к адресату, а также каналы протекания метатекстовых компонентов в другое коммуникативное пространство.

    В настоящее время продолжаются исследования интертекстуальности как с литературоведческой, так и с лингвистической точки зрения. Исследование языковых маркеров, а также закономерностей функционирования интертекстем в тексте позволит лингвистам добиваться более глубокого исследования текста, так как зачастую без учета интертекстуальных ссылок понимание текста оказывается затруднительным, а порой и невозможным.

    Событие понимания текста – результат переживаемой семантики, носителями которой являются, прежде всего, текстовые категории в единстве их формальных и содержательных проявлений. Текст как таковой конституируется в процессе интерпретации. Взаимодействие реципиента и текста обеспечивает интерактивность, которую можно считать коммуникативной (прагматической) категорией текста.

    Текстовые категории (содержательные, структурные, строевые, функциональные, коммуникативные), будучи сущностно разными, не слагаются друг с другом, а налагаются друг на друга, рождая некое единое образование, качественно отличное от суммы составляющих. Связность и цельность как свойства текста могут быть рассмотрены автономно лишь для удобства анализа, несколько абстрагировано, поскольку оба эти качества в рамках реального текста существуют в единстве и предполагают друг друга: единое содержание, смысл текста выражается именно языковыми средствами (эксплицитно или имплицитно). И потому языковая связность одновременно является показателем смысловой цельности. Конечно, если имеется в виду естественная ситуация, когда порождение текста преследует цель выражения определенного смысла.

    Анализ текста – сложная лингвистическая процедура, требующая от того, кто с ним работает, знаний, навыков, умения вести с автором «диалог». На сегодняшний день единой методики анализа текста не существует. Ученые сформировали основные принципы работы с текстом.    М.Д. Городникова,  Л.Н. Синельникова, Н.И. Супрун, Э.Б. Фигон, Л.В. Шевелева, Т.А. Широкова называют следующие этапы, связанные с анализом текста:

     

     Современные исследования проблем интерпретации и понимания текстов значительно обогатили свои приемы и методы, взяв за основу методы герменевтики. Слово «герменевтика» первоначально обозначало искусство толкования, перевода и понимания. Этимологически его часто связывают с именем Гермеса, который в античной мифологии считался не только посланцем богов Олимпа, но и истолкователем и переводчиком божественных мыслей. В дальнейшем ему стали приписывать все то, что связано со сферой коммуникации и понимания, в том числе и изобретение письменности.

    Формирование практических методов герменевтики началось с поисков правил истолкования и понимания текстов разнообразного содержания. В средние века значительное развитие получило направление истолкования текстов Священного писания, позднее возникла юридическая герменевтика, которая разрабатывала правила интерпретации правовых документов. В каждой из герменевтических школ разрабатывались свои правила раскрытия смысла текстов, предлагались свои рекомендации по их анализу.

    Классическая герменевтика накопила огромный опыт по интерпретации текстов, который учитывает различные методы раскрытия их смысла. Наряду с грамматическими и историческими методами она применяет субъективно-психологические методы интерпретации. Главное для герменевтической интерпретации – с помощью перевоплощения проникнуть в духовный мир автора текста, и на основе этого передать его смысл, понять его.

    В настоящее время понятие интерпретации широко используется в таких науках, как, математика, логика, семантика и общая лингвистика, теория систем и информатика, а также в семиотике, изучающей с единой точки зрения самые разнообразные знаковые системы.

    Имея дело с текстом, в особенности относящимся к прошлым, малознакомым событиям, интерпретатор должен догадаться о значении отдельных его частей. Поэтому он вынужден выдвигать некоторые гипотезы. Чтобы проверить их, он выводит следствия, которые сопоставляет с имеющимися фактами и другими свидетельствами в тексте. Если гипотеза согласуется со всей совокупностью данных, то тем самым признается, что она дает адекватную интерпретацию тексту. Интерпретация и понимание должны учитывать, с одной стороны, все объективные данные, относящиеся к тексту или произведению. С другой стороны, никакая интерпретация не может подходить к своему объекту без каких-либо идей, ценностей, теоретических представлений, - без того, что связано с деятельностью аналитика.

     Процесс раскрытия смысла различными авторами трактуется по-разному, но в целом среди них можно выделить две основные точки зрения: сторонники широко распространенной традиционной точки зрения считают, что адекватное понимание текста сводится к раскрытию того смысла, который вложил в него автор, без каких-либо искажений и добавлений. Представители нетрадиционной точки зрения, которой придерживаются фактически все новаторы в науке, напротив, убеждены в том, что процесс понимания неизбежно связан с приданием дополнительного смысла. Именно в этом заключается творческий подход к пониманию, который обязательно включает критическую его оценку, сохранение всего позитивного и обогащение его смыслом всех тех реалий, которые являются характерными для нынешнего времени и органически связаны со смыслом авторской позиции.

     Основы герменевтики как общей теории понимания были заложены в XVIII веке Ф.Шлейермахером, который выделил в тексте предметно-содержательный и индивидуально-личностный аспекты. Содержание текста было противопоставлено выражению текста, то есть тому, как описывалось событие, особенностям стиля изложения, расставлению акцентов и т.д. Главное, как считал Шлейермахер, понять не предметное содержание, выраженное в мысли, а самих мыслящих индивидов, создавших текст.

    Наибольшая проблема, с которой столкнулись герменевтики старшего поколения, это модернизация чужих текстов, рассмотрение собственной точки зрения как некоторого эталона, или, наоборот, подчеркивание самобытности чужих текстов. И первое, и второе приводило к субъективизации процессов понимания, и, как следствие, к непониманию. М. Хайдеггер предпринял попытку превращения герменевтики в философию понимания текста, где слово «текст» - это любая информация между двумя субъектами понимания: письменный/устный текст, интонация, взгляд, жест.

    Как логическое следствие, Х.-Г. Гадамер рассматривал герменевтику не в качестве способности воссоздания аутентичного текста, а в качестве возможности продолжения действительной истории текста, в построении каждым новым интерпретатором нового смысла, по сути, нового текста. Со временем Гадамер стал выступать против восприятия герменевтики как метода постижения духовной реальности, против понимания текста как узнавания смысла, поскольку в такой интерпретации текст превращается в объект исследования, аналогично объекту естественнонаучного знания. Цель понимания, по Гадамеру, состоит не в должной интерпретации текста, не в реконструкции идей и мнений, а в активизации собственных мыслительных процессов через формирование диалоговой вопрос-ответной системы. Интерпретация текста становится продуктивной, творческой стороной герменевтики [10, с.67].

    В современных теориях коммуникации текст рассматривается как культурно-семиотический конструкт, позволяющий описывать процесс производства и трансляции смыслов. Общество при этом представляется самовоспроизводящейся структурой, целостной в силу коммуникативных связей между людьми.

     Ю. Хабермас говорил о теории коммуникативного действия, согласно которой коммуникация является частью системы действий: лишь достигая понимания ситуации действия, акторы могут действовать адекватно. Понимание представляет собой механизм координации действий, опирающийся на многоуровневую систему знаний. Стремясь к пониманию, актор прилагает интерпретационные усилия, выявляя смысл сообщения в контексте ситуации. Пренебрежение контекстом, полное овеществление текста неизбежно приводит к исчезновению бесконечности смысла. Из этого следует, что понимание и интерпретация текста должны иметь тенденцию привлечь исследователя к тому, что говорит текст, сам при этом исчезающий.

    То есть рассмотрение текста без рассмотрения контекста и подтекста не дает полной картины содержания текста. Интерпретация текста дает возможность его изучения на всех уровнях: собственно текст, контекст и подтекст.

    В качестве информационной базы исследования СМИ-дискурса  выступают тексты, создаваемые социальными институтами и отдельными людьми независимо от исследователя. В данном случае исследователь не влияет на содержание и качество первичной информации, он только ее отбирает, преобразует, анализирует. И первичная, и итоговая информация считаются в данном случае «авторским произведением», которое определяется умением исследователя учесть особенности медиа-текста и заставить его «заговорить».

    В журналистике текст направлен на коммуникацию с другими людьми и с самим собой. Журналистское произведение одновременно обращено к отражаемой действительности, к воздействующему субъекту и к воспринимающему объекту. В связи с этим текст строится на основе отражения действительности, уже преломленной в сознании журналиста. И в своей содержательной определенности и внутренней завершенности текст становится материальным носителем особого типа знания, которое нацелено на то, чтобы вызвать изменения в поведении или духовной сфере аудитории [16, с.175].

    Действительно, текст является внутренне замкнутой знаково-языковой системой, обладающей целостностью и побудительной энергетикой по отношению к реципиенту. В ситуации неподготовленного восприятия большое значение имеет синтаксическая организация текста. Не менее важная характеристика текста – ритмико-интонационная структура. Ритм и интонация обуславливаются задачами привлечения и удержания внимания на наиболее важных участках текста. Одна из важнейших характеристик текста СМИ – лексика. Существует два обширных пласта лексики: оценочный и нейтральный. Слова из обеих групп соединяются в устойчивые сочетания, клише, а также в обороты с определенной окраской. Оценочные слова выражают понятия, связанные с интересами людей из различных сфер общественной жизни. К примеру, позитивно-оценочные слова отражают положительные стереотипы.

    Журналистский материал – это цельное речевое воспроизведение. Составляющие его языковые приемы, внутренняя организация текста тесно связаны с его композицией. Поэтому каждая языковая деталь оценивается в контексте целого текста, а также в рамках микротекста (фразы, абзаца). Это важно учитывать при анализе текста, потому что слова и выражения в сочетании с другими языковыми средствами могут приобретать дополнительные оттенки [18, с.240-250].

    Формально в демократическом обществе СМИ являются независимыми, но фактически у всех учреждений, обеспечивающих создание и массовую трансляцию информации, есть собственники. Что бы они ни говорили о своем невмешательстве в процесс сбора, обработки, выпуска информации, реалии жизни свидетельствуют об обратном [23, с. 87-88].

    Нередко СМИ используют методы подсознательного стимулирования, когда внедряя в поток новостей упрощенные представления и оценочные ассоциации, стереотипы или стандарты, масс-медиа вызывают автоматическую положительную или отрицательную реакцию общественности на то или иное событие [24, с.3-5].

             В сегодняшних реалиях СМИ уже не в состоянии навязать человеку определенное мнение, действуя напрямую, они даже не подталкивают к определенному выбору. Но вопрос, по которому субъект должен принять решение, явно или неявно предлагается СМИ [27, с.82].

    Функциональным стилем, на который по большей части ориентированы тексты СМИ, является публицистический. Тексты современной прессы чрезвычайно разнообразны: репортажи, интервью, фельетоны, новостные заметки, аналитические статьи, обзоры, очерки, светская хроника и др. Практически каждый из этих жанров имеет еще тематические подразделения: политика, экономика, общество, культура, спорт и т.д.

    Публицистический стиль языка отражает социальные, общественно-политические, морально-идеологические, культурные, экономические проблемы жизни общества. Документализм, содержательность, официальность, подчеркивающая значимость фактов, обобщенность и абстрагированность изложения считаются основными чертами публицистического стиля.

             Публицистика исходит из общественной значимости явлений, привлекаемых к обсуждению, ее основная функция – прокомментировать, социально оценить события, намекнуть или прямо указать

    Категория: Мои файлы | Добавил: Вергун-ТВ | Теги: социолингвистический анализ текстов, интент-анализ, контент-анализ, СМИ, магистерская работа
    Просмотров: 13321 | Загрузок: 0 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 2.8/4
    Всего комментариев: 2
    2  
    Great hammer of Thor, that is porwlfuely helpful!

    1  
    СПАСИБО)

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]